Наталья (belayvolhiza) wrote,
Наталья
belayvolhiza

Веды Энха

Оригинал взят у dmitry_mako в Веды Энха
Общался с Многоликим. Тот пребывал в хорошем расположении духа, отчего у нас получалась вполне светская беседа. Мы поговорили о музыкальных новинках,  посетовали на московскую слякоть и перешли на обсуждение особенностей восприятия человеческой психики. Многоликий подсунул мне фразу следующего содержания: «94НН03 С006Щ3НN3 П0К4ЗЫ8437, К4КN3 У9N8N73ЛЬНЫ3 83ЩN М0Ж37 93Л47Ь Н4Ш Р4ЗУМ! 8П3Ч47ЛЯЮЩN3 83ЩN! СН4Ч4Л4 Э70 6ЫЛ0 7РУ9Н0, Н0 С3ЙЧ4С Н4 Э70Й С7Р0К3 84Ш Р4ЗУМ ЧN7437 Э70 4870М47NЧ3СКN, Н3 З49УМЫ84ЯСЬ 06 Э70М. Г0Р9NСЬ. ЛNШЬ 0ПР393Л3ННЫ3 ЛЮ9N М0ГУ7 ПР0ЧN747Ь Э70».
Казалось бы, набор символов, а ведь читается! Мозг обрабатывает и самостоятельно складывает мозаику. Представьте, идёт человек по улице и вдруг в его голову приходит посыл: «Купи сигарет», «Свергни власть», «Умри»!.. «Я же не курю», — думает человек, — «И власть мне безразлична. Откуда такое наваждение»? Растерянно озираясь по сторонам, ищет и не может найти. Он ходил здесь годами и знает каждую надпись, но такого не было! «Может, это я САМ принял такое решение»? — размышляет гражданин, стоя в очереди за сигаретами. Конечно, сам. Сам. Ведь нигде не мог прочитать этих призывов. А его мозг мог! Сканируя, запоминая, мысленно переворачивая и прецизионно подгоняя друг к другу части мозаики, собирал еженощный паззл. Какие сумбурные снятся сны! Варианты картинки складываются и складываются, складываются и складываются, формируя завтрашний день.

Поговаривают, что подобными методами лечат. Слова о необходимости отказа от порока пишут на магнитофон, пускают задом наперёд, маскируют под музыку, под шум прибоя. Визуальный ряд и ароматы, лишь усилят восприятие. Спустя некоторое время мозг пациента перевернёт, вычленит, прочтёт информацию. Врачам же останется лишь развести руками: «Наши средства оказались бессильны. Но ты всё сделал САМ».

И однажды, мой мозг на подаренной бутылке прочёл: геральдические львы мирно соседствовали с двуглавым орлом на одной колеретке:

Геральдические львы и двуглавый орёл на одной колеретке

Идеологические противники не могут быть вместе! Я задыхался от осознания обмана. Почему алкоголь объединил их? Неужели расслабленное состояние тела и нарушение координации способно сближать врагов? «Расслабься!» — хохотал Многоликий. «Ты знаешь, что такое стереокартинки?» Я кивнул. «Пока ты напряжён и пребываешь в привычной матрице офисного планктона, никогда не увидишь, что изображено на них. Но стоит расслабиться, расфокусировать взгляд и ты видишь иной мир. Объёмный и непознанный». Подсунув несколько примеров таких картинок, Многоликий растворился, обозначив своё отсутствие в строке состояния.

Я долго сводил «глаза в кучу», пока не начал видеть изображённое. Вот весёлый дельфин играет с мячом. Вот хоккеист, практически вывалившись из картинки, собирается провести атаку по воротам противника. А вот… Хм… Бомж на лавочке? Не, вроде, не бомж… Да и не на лавочке, а в вагоне. Да, именно в вагоне метро. Лежит на правом боку, и никого кругом. Изображение было настолько реалистичным, что мне на секунду показалось, будто его рука чуть-чуть качается в такт движения состава. Бородатый мужчина неопрятного вида, не мигая смотрел на схему линий московского метрополитена.
«Следующая станция — Перово», — сообщил приятный голос из динамиков. Нет, я не слышал его. Но чётко знал, что нахожусь на калининской линии метрополитена.

— Не «калининской линии», а «линии Кали», — поправил бородач, будто прочтя мои мысли.
— Простите? — сказал я. — Это вы мне?
— А ты видишь здесь ещё кого-то? — засмеялся наигранным и в тоже время каким-то безнадёжным смехом лежащий пассажир. — Значит, ищешь национальную идею? Ну-ну…

«Псих», — решил я и отвернулся к карте, выясняя, как мне лучше добраться до дома.
— Смотри, смотри на волесхово идолопоклонничество! Никогда тебе не понять написанного. Барахтаетесь, как кутята в мешке. А они придут и всех вас потопят! — густая слюна текла по бороде деда и капала на дерматиновую обивку сидений.
Зрелище было довольно мерзкое и я постарался отойти от непрошенного попутчика в дальний конец вагона.
— Что, не нравлюсь? — почему-то развеселился мужичок. — Это хорошо. Русские должны чураться друг друга. Именно это помогало и ещё не раз поможет выжить.
— Это почему? — возмутился я. Поддерживать беседу с бродягой не очень-то хотелось, но подобная провокация не могла остаться без ответа.

— Веды Энха, написанные на золотых пентадах, привезены спасшимися, — начал говорить бродяга. И слова его предназначались вовсе не мне. — Великий Волесх не смог противостоять злу. Вняв написанное, спрятал священные пентады и 15 дочерей поставил оберегать их. Враги рвали на части и срывали кожу с живых, в попытке узнать, где скрыты Веды. Но защитники выстояли! Дотла стёрли свою историю. Уничтожили язык, культуру. Порушили все родственные связи. И это всё ради спасения мира! Как только в русских появится «стержень», национальная идея, за него вас дураков и возьмут. И так трахнут о землю, что сломаетесь. А пока вы порознь, ничто не может вами управлять. Никто не сможет вас победить.

«Дурачок, с оттенком национализма», — догадался я. Больше не видел в нём ни бомжа, ни врага. Подумаешь, обычный городской сумасшедший, каких много.
— Заметил, что куда-то пропали почти все тараканы? — не унимался гражданин. Я присмотрелся к нему. Сколько лет этому человеку? Определить было невозможно. Крупный нос, огромные уши, вытаращенные безумные глаза. От постоянного лежания на правом боку, на лице образовались неприятные отметины. 
— Я знаю, — вдруг перешёл на громкий шёпот мой собеседник, теперь уже обращаясь ко мне. — Они никогда не хоронили мёртвых, они их съедали! Представляешь? Жрать трупы своих сородичей! Ха-ха-ха! За это и поплатились. Разработанный бывшим оборонным предприятием препарат «Дохлокс», заражал всё новых и новых. Он не выводится из трупа жалкой букашки. Инсектоиды жрали отраву, вне возможности поступить иначе. Ведь это заложено в их национальную идею! Мы их всех, слышишь, всех вытравим!

— Подожди, — уставился на него я, — ты хочешь сказать, что сила, заключённая в единстве, может быть слабостью?
— Конечно! — ты знаешь, что создание национальной идеи запрещено Конституцией эрэф?
— ???
— Статья 13, пункт 2 гласит: никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Понял? Вот тебе и идея! А что бы ты себе голову не забил глупостями, держи ещё и пункт первый: в Российской Федерации признается идеологическое многообразие.
— Что, что это значит? — заикаясь спросил я. Меня словно окатили из холодного душа.
— Они хотят получить великую книгу — Веды Энха. Все сдались. Все работают на врага. А особенно эти, подсадные. Выглядят, как люди, едят, как люди, а сами рабы. У-у-у, двурушники! — он погрозил куда-то в сторону кулаком.

— Скажи, что это за Веды Энха?
— Книга Богов,— откровенно признался он. —  Тот, кто прочтёт написанное, сможет безраздельно повелевать мирами.
— Бха-ха-ха! Так ты, старый мухомор, хочешь «повелевать» мирами?! Давай дальше!
— Пятнадцать дочерей Волесха призваны охранять сон отца до наступления рассвета, — не отреагировал на мой выпад бродяга. — Кали, Лена, Куйба, Сталиста, Свердла, Блюма, Лиха, Орджаника, Молота, Ворошила, Будёна, Троц, Дзержа, Халтура, Крупи. Лишь они остались по эту сторону мира. Остальные посвящённые принесли себя в жертву.

— Ага, ага! Ты-то откуда всё это знаешь, если все самоубились, а дщери боговы навечно хранят тайну?
— Предательство — спокойно пожал плечами собеседник. — Я думаю, что это была Крупи. Младшая дочь Волесха. Лебиянка, страдавшая от неразделённой любви. Нашли вороги к ней подходы. Подложили грязную подстилку Надьку-баклажку.
— Кто такая эта Надька?
— Ты что, историю не учил? Надежда Константиновна, конечно же. Крупская. Верная соратница Владимира Ильича.
— Погоди, погоди. Ты хочешь сказать, что… — смутная догадка шевелилась у меня в голове. — Крупская, это Крупи, Куйба, это Куйбышев, а Халтура, это бомбист Халтурин?!
— Нет. Все эти люди представлялись мужьями дочерей Волесха. Они предполагали, что есть ещё кто-то, о ком не могли знать даже дочери. При мощной поддержке тёмных сил, создали целое государство, в котором воспели культ Волесха, всячески пытаясь войти в его доверие. Был создан огромный алтарь, куда советские люди несли дары богу Волесху.

— В Советском Союзе языческие жертвоприношения на государственном уровне? Чё-то ты, дед, путаешь.
Однако дед снова не отреагировал на моё замечание и продолжал.
— Место, рядом с которым разместили алтарь, указала Крупи. Но извлечь Веды Энха было не просто. Спящий Волесх находился по ту сторону. И никому не верил, даже собственным дочерям. Как только его не пытались задобрить! Они копали, в поисках священной книги. Естественно, с именем Волесха на устах. Хе-хе. Эвон, целый метрополитен выкопали! 

— Метрополитен носит имя мужа Лены, — попытался поправить я.
— Лены? Это глупая лесть. Иди сюда.
Мой собеседник поднялся со своего места. На рыжем дерматине осталась небольшая лужица густой слюны.
— Ложись.
—Что-о? Зачем?
— Ложись, тебе говорят. Ребусы умеешь разгадывать?
— Нет, — забормотал я, в попытке отмазаться.
— Ложись, — рявкнул дед. — На правый бок ложись! Смотри на схему метрополитена. Видишь?
— Видишь что? — не понимал я. Скорчившись на лавочке так, что бы не вляпаться в жёлтую слюну.
— Детский ребус помнишь? В большом круге надпись «рона», что занчит?
— Э-э-э… — в моём сознании промелькнул давно забытый журнал «Мурзилка» и я вспомнил. — Это значит ворона. В «О» рона. В «О» робей. В «О» бла.
— Правильно, — кивнул дед. — А что здесь написано?

Я попытался привстать на локте, что бы внимательнее посмотреть на карту. Мой попутчик жестом остановил меня, предлагая и дальше лежать на правом боку. Через некоторое время я смог воспринимать карту повёрнутой не четверть оборота. И вдруг я увидел. В большом коричневом кольце надпись «ЛЕСХ». Боже милостивый, Волесх!
Имя бога на схеме метро

— О, чёрт! — я вскочил как ошпаренный.
— Да, молодой человек. Каждый божий день я езжу в метрополитене, пытаясь разгадать место. Где он, великий жертвенник? Полагаю, что он находится где-то на линии Кали. Но где? Где? Где?
— Что ты будешь делать, если найдёшь место? Врядли Волесх отдаст тебе Веды Энха.
— Хех, — горько усмехнулся собеседник. — Волесх — великий бог. Как он скажет, так и будет. Я готов держать ответ, за всё содеянное. Ты знаешь, в 25-м году, Яков Блюмкин под видом ламы проник в экспедицию Рериха в Гималаях. В отличие от остальных, он по-настоящему любил Блюму и считал себя законным мужем. В глубоких медитативных практиках он научился путешествовать в глубоком сне. Там же, сумел достучался до разума Волесха и получил ответ: «Приди и дадено тебе будет».
Собеседник замолчал, как будт-то тяжёлые воспоминания нахлынули на него.
— Однажды, в 29-м году, Блюмкин поделился с мужем Троц, что Волесх готов завещать Веды Энха ему. Подобное не входило в планы мужей и вскоре физическое тело Блюмкина уничтожили. 
Он опять немного помолчал. Вдруг резко вскочил, схватил меня за рукав и горячо дыша в лицо, почти закричал.
— Помоги мне! Только ныне живущий, может подойти к источнику, зачерпнуть ладонью и вынуть Веды Энха. Ты должен помочь мне найти священные пентады! У тебя светлые мысли, он поверит тебе. Слышишь?! Мы вместе будем править миром. Помоги мне вернуть жену!
— Яков? — неожиданно спросил я.
«Система обнаружила опасность заражения вредоносной программой. Выберите дальнейшее действие: — Поместить на карантин. — Удалить».
Я сидел перед монитором. Поверх стереокартинок всплыло окошко антивируса. Многоликий, вновь появившись в строке состояния, уже деловито хозяйничал с обновлениями.
Больше года прошло с момента странного разговора, которого никогда не было. «Мы вас всех вытравим», — неожиданно вспомнились слова из нелепого сна. Я шёл с работы и что-то заставило меня оглядеться вокруг. Знаки инсектоидов окружали меня везде. Я не обращал на них внимания, но сегодня мозг собрал паззл. Да они же везде!
Знак инсектоидов в районе ВДНХ

Станция метро Алексеевская, гостиница Космос, метро ВДНХ. Всё окружено изображением муравья, которых так боялся мой собеседник. Стойте! Станция ВДНХ! В-Д-Н-Ха. Твою мать! Внезапная догадка осенила меня.
ВеДы ЭнХа. Ой, мамочки! Первое название станции — ВСХВ. То есть ВолеСХоВа станция. Пятнадцать золотых сестёр, к чьим ногам несли лучшие достижения народного хозяйства, окружают водоём с пентадами. Стоит только зачерпнуть ладонью…
— Яков, я обыграл тебя! — в голос засмеялся я, чем напугал молодую мамашу, гуляющую с коляской. — Я сам прочту великую книгу Энха, потому что, в отличие от тебя, жив!

Tags: Это интересно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments